Портал для родственников душевно больных людей

В чём проявляются психозы?


Проявления психозов поистине безграничны, что отражает богатство человеческой психики.
Основными проявлениями психозов являются:

Галлюцинации

" Есть множество самых детальных описаний галлюцинаций, но общепринятого определения нет (заметим, что и Эскироль писал не о галлюцинациях, а о галлюцинанте, то есть о том, кто испытывает галлюцинации). Самым главным в определении Эскироля был акцент на отсутствии объективных раздражителей, действие которых можно было бы связать с возникновением галлюцинаторного образа. Этим галлюцинации отличаются от всем известных (многим — по собственному опыту) иллюзий, при которых нечто реальное воспринимается не так.

Наверное, каждый может вспомнить что-нибудь вроде куста в вечернем лесу, который показался волком, или плаща, который висел на крючке в темной прихожей и показался фигурой грабителя. Это примеры иллюзий. Куст действительно рос; плащ действительно висел; на них мы и смотрели, но вместо куста или вместо плаща мы увидели вдруг (со страху, наверное) волка или грабителя.

Иллюзия — это искаженное, ошибочное восприятие; это (как ясно из приведенных примеров) случается и в норме, вне психического расстройства.

Галлюцинации в норме не встречаются никогда. Галлюцинаторное восприятие заключается не в том, что человек принял плащ за разбойника; он видит плащ, но видит и разбойника рядом с ним. Галлюцинаторный образ возникает не вместо того, который отражает реальность, а независимо от него. В полной тишине (или на фоне обычных звуков) больной слышит приказы, угорозы, комментарии. На фоне обычных предметов больной видит несуществующие фигуры или целые сцены.

Галлюцинации могут касаться всех органов чувств... Легко себе представить, насколько сильно галлюцинации могут исказить для больного реальность. Ведь галлюцинаторные образы для него абсолютно достоверны, больной не испытывает никаких сомнений в истинности их существования!"

Галлюцинации (в зависимости от анализатора выделяют слуховые, зрительные, обонятельные, вкусовые, тактильные).
Они могут быть простыми (звонки, шум, оклики) и сложными (речь, сцены). Наиболее часто встречаются слуховые галлюцинации, так называемые "голоса", которые человек может слышать доносящимися извне или звучащими внутри головы, а порой и тела.
В большинстве случаев голоса воспринимаются настолько ярко, что у больного не возникает ни малейшего сомнения в их реальности. Голоса могут быть угрожающими, обвиняющими, нейтральными, императивными (приказывающими). Последние по праву считаются самыми опасными, так как часто больные подчиняются приказам голосов и совершают поступки, опасные для себя или окружающих.

Что такое бред.

То, что имеют в виду психиатры, говоря о бреде, имеет очень мало общего с бессвязным бормотанием человека в жару или в беспамятстве. Это совсем другое расстройство, мы его здесь обсуждать не будем.

Бред в точном, профессиональном понимании этого термина — некая идея, имеющая для больного большое значение, и, несомненно (с его точки зрения), справедливая. В учебниках психиатрии обычно пишут, что идея эта, во-первых, не соответствует действительности, а во-вторых, «не поддается коррекции» (т. е. убедить больного в его неправоте невозможно).

Последнее утверждение абсолютно правильно, а вот первое страдает некоторой неточностью. Для того чтобы легче понять, в чем тут дело, лучше начать со второго, совершенно точного, утверждения.

Внешне бредовая идея часто очень похожа на удивительное для окружающих заблуждение. В самом деле: вполне вроде бы разумный человек, прекрасно все понимающий и легко обо всем беседующий, вдруг (стоит только затронуть «больную» тему) несет совершенно очевидную для всех чушь. Первый импульс всякого собеседника — похлопать его по плечу и сказать «Послушайте, что вы такое говорите!

Это же полная ерунда, потому-то и потому-то». Далее следуют неопровержимые, с точки зрения собеседника, аргументы. Эти аргументы никогда никакого эффекта не имеют; однако убедиться в том, что они и не могут его иметь, было не так-то легко. Очень долго казалось, что болезнь заключается вроде бы в том, что человек становится уж слишком упрямым, настолько, что обычные аргументы делаются недостаточно убедительными.

По-видимому, последняя отчаянная попытка подобрать «хороший» аргумент относится к началу XX века. Тогда только что изобрели общий наркоз. В одной из психиатрических больниц лежала больная, утверждавшая, что у нее в животе живет змея. Ей пообещали эту змею извлечь. Больную привезли в операционную, дали наркоз, рассекли кожу на животе, потом наложили швы. Разумеется, убитую змею приготовили заранее.

Когда пациентка проснулась, ей показали змею. «Вот она, — сказали пациентке. — Ты можешь быть теперь совершенно спокойна, змеи в тебе больше нет». Пациентка была счастлива, доктора — тоже. Это общее счастье продолжалось несколько дней. Потом больная в отчаянии сказала: «Вы не заметили там змеенышей...»

Аргументов, способных убедить бредового больного, что он заблуждается, не существует. Почему?
Ошибка — это результат неправильной интерпретации реальности. Мой маленький внук решил сочинить книгу о Джеймсе Бонде и затруднился, как правильно написать его фамилию. Он долго бормотал «Бонд... Бонт...», а потом решительно стер букву «Д» и написал «Т». Так ему показалось.

Поскольку ошибка — это результат неправильной интерпретации реальности, ее можно исправить. Ведь наши аргументы — тоже элемент реальности, поэтому и заблуждение, и аргументы расположены «в одном и том же пространстве», они способны «контактировать», и возможность исправить ошибку зависит только от убедительности аргументов (и, конечно, от степени упрямства заблуждающегося).

Бред — явление совершенно другого происхождения. К интерпретации окружающего он не имеет никакого отношения; он возникает вовсе не потому, что человек что-то как-то не так истолковал или воспринял.
Бред — проявление болезни, результат работы ее биологического механизма.
Избыток сахара в крови больного сахарным диабетом возникает не потому, что он съел кусок торта; в его организме вырабатывается недостаточно инсулина.

Мы, к сожалению, не знаем, какие биологические процессы порождают бред, но нет сомнений, что именно они лежат в его основе. Поэтому бредовая идея и аргументы, выдвигаемые при споре с больным, оказываются в «непересекающихся плоскостях». Они просто не могут взаимодействовать друг с другом, и именно поэтому (а вовсе не из-за упрямства пациента или из-за нашей интеллектуальной беспомощности) переубедить больного нельзя.

Теперь о том, почему не вполне точно утверждение, что бредовая идея «не соответствует действительности».

Обучаясь психиатрии, студенты часто делают типичную ошибку. Они думают, что нужно проверить, соответствует ли действительности та идея, которую высказывает больной. Если не соответствует, значит, это бред, а если соответствует, то нет. Конечно, распознают бредовую идею совсем не так. Во-первых, если бредовая идея правдоподобна, ее соответствие действительности чаще всего невозможно проверить (представьте себе, например, что пациент высказывает идеи ревности). Во-вторых, что самое главное, проверять это не имеет смысла: поскольку, как мы теперь знаем, бредовая идея не имеет отношения к действительности, она случайно может ей и соответствовать. От этого идея не перестанет быть бредовой.

Бред бывает разным по содержанию. В зависимости от этого говорят о бреде ревности, бреде преследования, бреде отравления, бреде величия и так далее. Кроме того, бред различают по степени его правдоподобности (в зависимости от этого говорят об обыденном, нелепом, фантастическом бреде), и по степени логичности бредовых построений (в зависимости от этого говорят о систематизированном или отрывочном бреде). Каким бы ни был бред, легко себе представить, в какой сильной мере нарушена картина мира у больного. Она нарушена еще сильнее в связи с тем, что бред и галлюцинации очень и очень часто возникают в рамках одного и того же состояния.

Помимо бреда и галлюцинаций, в структуре психоза возникают и другие симптомы. Некоторые из них связаны с нарушениями ориентировки, и больной неправильно оценивает где он находится, утрачивает способность верно судить о времени. Другие проявляются в том, что нарушается последовательность в мышлении, а следовательно, и в речи. Третьи нарушают возможность целенаправленно управлять своими движениями: их становится или слишком много, и тогда поведение больного превращается в хаотическое возбуждение, или, наоборот, слишком мало, вплоть до того, что больной может оказаться застывшим, как по команде «замри».

Отрывок из книги.
Ротштейн В.Г. "Психиатрия наука или искуство?"

Бредовые идеи - суждения, умозаключения, не соответствующие действительности, полностью овладевающие сознанием больного, не поддающиеся коррекции путем разубеждения и разъяснения. Содержание бредовых идей может быть самым разнообразным, но чаще всего встречаются:
Бред преследования (больные считают, что за ними ведется слежка, их хотят убить, вокруг них плетутся интриги, организуются заговоры),
Бред воздействия (со стороны экстрасенсов, инопланетян, спецслужб с помощью излучения, радиации, "черной" энергии, колдовства, порчи),
Бред ущерба (подсыпают яд, крадут или портят вещи, хотят выжить из квартиры),
Ипохондрический бред (больной убежден, что страдает какой-то болезнью, часто страшной и неизлечимой, упорно доказывает, что у него поражены внутренние органы, требует оперативного вмешательства).
Встречается также
Бред ревности, изобретательства, величия, реформаторства, иного происхождения, любовный, сутяжнический и т.д.

Двигательные расстройства, проявляющиеся в виде заторможенности (ступора) или возбуждения.
При ступоре больной застывает в одной позе, становится малоподвижным, перестает отвечать на вопросы, смотрит в одну точку, отказывается от еды.

Больные в состоянии психомоторного возбуждения, наоборот, находятся все время в движении, говорят без умолку, порой гримасничают, передразнивают, бывают дурашливы, агрессивны и импульсивны (совершают неожиданные, немотивированные поступки).

Расстройства настроения, проявляющиеся депрессивными или маниакальными состояниями.

Депрессия характеризуется, в первую очередь, сниженным настроением, тоской, подавленностью, двигательной и интеллектуальной заторможенностью, исчезновением желаний и побуждений, снижением энергетики, пессимистической оценкой прошлого, настоящего и будущего, идеями самообвинения, мыслями о самоубийстве.

Маниакальное состояние проявляется необоснованно повышенным настроением, ускорением мышления и двигательной активности, переоценкой возможностей собственной личности с построением нереальных, порой фантастических планов и прожектов, исчезновением потребности во сне, расторможенностью влечений (злоупотребление алкоголем, наркотиками, неразборчивые половые связи).

Все вышеперечисленные проявления психозов относятся к кругу позитивных расстройств, названных так потому, что появившаяся во время психоза симптоматика как бы добавляется к доболезненному состоянию психики больного.

К сожалению, довольно часто (хотя и не всегда) у человека, перенесшего психоз, несмотря на полное исчезновение его симптомов, появляются так называемые негативные расстройства, которые в ряде случаев приводят к еще более серьезным социальным последствиям, чем само психотическое состояние.

Негативные расстройства называются так потому, что у больных происходит изменение характера, личностных свойств, выпадение из психики мощных пластов, ранее ей присущих.
Больные становятся вялыми, малоинициативными, пассивными. Часто наблюдается снижение энергетического тонуса, исчезновение желаний, побуждений, стремлений, нарастание эмоционального притупления, отгороженности от окружающих, нежелание общаться и вступать в какие либо социальные контакты.

Нередко у них исчезают присущие им ранее отзывчивость, душевность, чувство такта, а появляются раздражительность, грубость, неуживчивость, агрессивность. Кроме того, у больных появляются расстройства мышления, которое становится нецеленаправленным, аморфным, ригидным, бессодержательным. Часто эти пациенты настолько теряют прежние трудовые навыки и способности, что им приходится оформлять инвалидность.

Даже в тех случаях, когда болезнь протекает благоприятно, со временем она может приводить к необратимым изменениям, к дефекту.(дефекту личности)

При соматических болезнях такой дефект может заключаться, например, в формировании рубца после зажившей язвы или невозможности хорошо владеть рукой или ногой после сроегося перелома. При психических заболеваниях дефект может проявляться в изменении характера: сухой в прошлом человек может стать чрезвычайно чувствительным "мимозоподобным", и наоборот, мягкий в прошлом человек может стать черствым и эгоистичным. Очень тяжелые органические поражения мозга могут оставить после себя интеллектуальный дефект различной тяжести.




АДРЕСА:

Адрес психиатрической больницы Адреса ПНД по Москве НИИ психиатрии
Адрес психиатрической больницы Адреса ПНД по Москве НИИ психиатрии

Информационная помощь родственникам